15
ноября
2018

Приветствие Принца Георга Фридриха Прусского слушателям концерта-реквиема, посвященного 100-летию окончания Первой мировой войны

12
фев

Телеканал «Спас» покажет фильм митрополита Илариона «Сретение»

Места съемок – Израиль, Россия, Египет, Италия, США

16
янв

Телеканал «Спас» покажет фильм митрополита Илариона «Крещение»

Зрители станут свидетелями освящения вод Иордана Иерусалимским Патриархом в крещенский Сочельник, побывают в Вифаваре – месте Крещения Иисуса Христа (территория Иордании), а также в пустыне за Иорданом, где жил Иоанн Креститель

06
янв

Телеканал «Спас» и ГТРК «Башкортостан» покажут фильм митрополита Илариона «Рождество»

Картина - о чуде Боговоплощения, произошедшем более двух тысячелетий назад в Вифлеемской пещере

  Архив

Ваши Преосвященства и Превосходительства,

Уважаемый президент Церкви Либиг,

Уважаемый г-н соборный священник Мюллер,

Уважаемые дамы и господа,

Мы услышим реквием жертвам Первой мировой войны, исполняемый русскими и немецкими исполнителями. Я очень благодарю вас за возможность выступать на этом мероприятии в берлинском кафедральном соборе.

Мемориальные торжества, посвященные 100-летию окончания мировой войны, являются международными. Поэтому, пожалуйста, позвольте мне, прежде чем я буду говорить о России, совершить некий смысловой «объезд» и сказать о Лотарингии.

Несколько недель назад мне разрешили посетить здание в Меце, Франция, которое было построено по инициативе моего прапрадеда Кайзера Вильгельма II и было открыто почти одновременно с Берлинским собором в 1905 году. Это так называемый Palais du Gouverneur (Дворец Губернатора), место службы четырехзвёздного генерала, отвечающего за северо-западную Европу. Генерал пригласил меня в связи с приближающейся годовщиной конца Первой мировой войны на открытие франко-германской выставки, а затем на экскурсию и ужин. Главной темой в этот день была «изменчивая» история дома: после Первой мировой войны эта территория, как известно, была присоединена к Франции - во время Второй мировой войны она была вновь оккупирована вермахтом и, наконец, захвачена союзниками и снова стала частью Франции. Интересно, что военное использование упомянутого здания осталось неизменным по сей день.

На следующее утро я посетил близлежащие поля битвы под Верденом. Следы войны, видимые до сих пор, еще раз глубоко тронули меня и заставили задуматься. Сердечное немецко-французское сотрудничество, дружба, которую я смог испытать накануне, - которую мы все переживаем и которая уже давно стала сама собой разумеющейся, проявляется в непостижимом контрасте во время хождения по этим боевым местам Первой мировой войны.

Аналогичное чувство, вероятно, испытывали некоторые из нас сегодня, когда мы увидели выставку «Милосердие во время Первой мировой войны» в Российском Доме науки и культуры.

Невольно мне приходилось вспоминать рассказы моего деда по материнской линии, который был во время Второй мировой войны казачьим командиром на Восточном фронте и стоял плечом к плечу с молодыми русскими солдатами, целью которых была борьба с большевизмом. Один случай был особенно поразительным: а именно, когда обе стороны ввиду чрезвычайной бедственной ситуации договорились о сепаратном мире, продолжающемся всего несколько часов. Солдаты не только собирали мертвых и заботились о раненых, но и делали невообразимые вещи, например, играли в карты друг с другом. Это показывает, в какой близости могут располагаться сосуществования людей и бесчеловечность войны, дружба и вражда. 

Мои предки по отцовской линии, многие из которых похоронены в этой церкви, на протяжении нескольких веков играли важную политическую роль в формировании германо-российских отношений. Их пример учит нас, насколько всегда были важны постоянно меняющиеся германо-российские отношения. Когда эти отношения были хорошими, это были также хорошие времена для Пруссии и Германии.

В 1701 г. также похороненный здесь Бранденбургский курфюрст Фридрих III. стремился к титулу прусского короля. С русской стороны это было время царствования Петра Великого - эпоха стремительного подъема новой, ориентированной на Запад цивилизации, которая в то же время носила явно русские черты. После Петра, до 1917 года царствовали тринадцать других царей. В Пруссии за первым королем последовало до 1918 года еще восемь королей, которые с 1871 года были одновременно немецкими императорами.

С чисто династической точки зрения взаимоотношения до начала Первой мировой войны кажутся более гармоничными «чем допускает политика». Ведь временами очень тесные семейные связи не мешали жестким расчетам в игре великих держав. Но они, возможно, смягчали или сдерживали то, что легко могло привести к серьезной напряженности. В конце концов, между страшными бурями начала 19-го и 20-го веков, между Наполеоном и началом Первой мировой войны, расположился долгий, относительно мирный и чрезвычайно процветающий 19-ый век.

Для русско-прусских отношений 19-й век был, вероятно, самым счастливым, самым гармоничным и самым творческим временем. Пруссия и Россия, казалось, вошли в «неразрывный союз», когда в 1817 году прусская принцесса Шарлотта, старшая дочь королевы Луизы, вышла замуж за будущего царя Николая I. По крайней мере, именно так считал царь Александр I. И мой, уже упомянутый прапрадед, кайзер Вильгельм II, вероятно, надеялся на некоторое возобновление этого «неразрывного союза», когда в его поместье Дорн, где он жил в изгнании, в 1938 году поженились мой дед Луи Фердинанд и Великая русская княжна Кира.

В течение долгого времени этот союз был действительно нерушимым. В прошлом году мы отметили его двухсотлетие. На протяжении многих веков германо-российские отношения были одним из величайших вызовов европейской политики. Российско-германские отношения пережили силезские войны Фридриха Великого, Наполеоновские войны, Первую и даже Вторую мировую войну. Мы всегда знаем, как жизнь продолжалась, но мы никогда не знали, что принесет нам будущее.

Может быть и сегодняшняя политика могла бы больше работать в пользу двух стабилизирующих сил: семейной преемственности и христианской веры? Мне кажется, что позитивную политическую роль семьи и христианства, которая сегодня часто недооценивается, можно исторически доказать. В объединенных в 1817 году евангелических церквей в Пруссии она обнаружилась в не меньшей мере, чем в  области влияния Русской Православной Церкви, которая за последние 25 лет испытала невиданный подъем.

Наши семьи открылись для проблем своего времени. Это может и нам придать некоторую цель. Потому что более или менее частная, якобы неполитическая жизнь, часто составляет ту основу, на которой затем может строиться политический мирный процесс.

Глубокоуважаемые дамы и господа, без встреч нет понимания! Встреча еще не является решением, но она - первый шаг в решении актуальных проблем.

В этом смысле я благодарю всех тех, кто от Берлинского собора участвовал в этом памятном мероприятии, Московский Патриархат и Благотворительный фонд св. Григория и прежде всего многочисленных исполнителей сегодняшнего концерта, за подлинно совместный немецко-российский проект, который, как я надеюсь, внесет свой вклад в установление взаимного понимания.

Я с нетерпением жду совершенно особого вечера.

Я желаю вам хорошего вечера и благодарен за то, что вы здесь.

Большое спасибо!